Туристическая компания «Тут и Там»

МотоциклВсе-таки что-то в этом есть… Это выглядело красиво и гордо, когда серебристая колонна мотоциклов: ямах, хонд, сузук и даже парочка харлеев, — выстроилась возле пункта ГАИ на Одесской трассе (именно там, возле Белой Церкви был установлен памятник погибшим байкерам)… Их на маленьком пятачке съехалась добрая тысяча, и помочь им развернуться и выстроиться, приостановить движение другого транспорта, на трассу вышел регулировщик.

— Хотите кататься? – спросил меня весь в конопушках и кепке парень, напоминающий не то одесского биндюжника, не то ударника соцтруда из старинных фильмов, и, подергав за платье, заметил: — Только вот эта ваша пижама будет разлетаться.

— Зачем люди быстро ездят? – задала я ему вопрос, который задавала всем. — Нужно куда-то деть адреналин?

— Нет. Для этого есть женщины. Просто мы так живем. Вы знаете, как это бывает… Плохое настроение, и ты садишься на мотоцикл… И все – мир меняется – ничего нет, только ты и дорога…

— Ой, смотрите, какой смешной мотоцикл… Сиреневый, самодельный…Вам нравится? – перебила я собеседника.

— У человека, который его делал, нет внутри дизайна… Он только умеет что-то приварить, припаять. Передок от мотоцикла, мотор от фольксвагена, колеса автомобильные и две бочки пришпандорил от какого-то удобрения…, — покритиковал собеседник.

Женя Тимошенко и Шон Кар

— А что за мотоцикл у Шона Карра, зятя Юлии Тимошенко? – поинтересовалась я (Сам Шон с Женей как раз были где-то здесь).

— Это кастом-байк, Шон, говорят, продал свой байк, и купил вот этот, не очень известной фирмы, но зато ручной сборки, — объяснил мне мотоциклист.

Только что отслужили панихиду и ребята ехали на поминальную трапезу в кафе «Карбюратор», находящемся в Белой Церкви. Открывать памятник погибшим байкерам съехались мотоциклисты со всей Украины. 

Памятник получился красивый…  Мотоцикл на высоком бетонном столбе, а на нем – молодой человек, раскинувший руки…Вверху – крест. Освятить его был приглашен священник из монастыря Марии Магдалены – отец Михаил…

— Батюшка, как вы относитесь к такому мероприятию? Быстро ездить это ведь – гордыня?

— Молитва за усопших – благое дело, — ответил священник. — А те, кто создавал памятник, признавались мне, что хотели бы и почтить память и предостеречь других ребят от слишком быстрой езды…

Потом я услышала еще одно выражение, которое родилось тут же, и которое мне очень понравилось: нельзя летать быстрее, чем ангел-хранитель. В свое время русские императоры запретили дуэли, чтобы как-то предостеречь храбрецов. Невозможно запретить байкерам быстро ездить (да, они такие – ничего не поделаешь), но меня тронуло, что лидеры и пионеры байкерского движения (собственно, они инициировали создание памятника) ищут струны, чтобы как-то привить осторожность и поставить внутренний ограничитель на скорость своих коллег. Я слышала выступления возле памятника: они не поэтизировали смерть, но они скорбили о своих товарищах, и они пытались предостеречь от ошибок.

Священнику помогал один байкер, в мотоцикле которого сидел ребенок. Судя по сноровке и лексике, церковь для этого ездока была привычным местом.

— В Украине нет какого-то усредненного портрета байкеров, я бывал за границей, там слеты байкеров — семейные мероприятия, куда приезжают с детьми и женами, — рассказал мне Александр Мазур. — А у нас движение сравнительно молодое. Я не езжу быстро, я просто люблю путешествовать на мотоцикле.

Памятник погибшим байкерамШалопаи, лихачи, бабники и рокеры с татуировками – такой нам кажется эта группа люди. Теперь это определение кажется слишком стереотипным и поверхностным…  

— Вы давно ездите? – поинтересовалась я у одного парня благодушного  вида…

— На мотоцикле – год. Но я об этом всегда мечтал. Сначала у меня не было денег, потом я их заработал. В моем гараже есть машины, но вся родня, родители и жена противились моей покупке мотоциклу, — рассказал Александр Стрелецкий, — но мечта должна сбываться. Я купил и езжу. Но не очень быстро, ну не больше двухсот в закрытых местах, по трассе — сто сорок…

— А как люди выбирают мотоцикл?

— Так же как собак: похожих на себя. Есть десять разновидностей пород собак, и точно также есть десять пород мотоциклов, начиная от спортивных и заканчивая тяжелыми туристами. Мой мотоцикл, как я – тяжелый турист.

— Строгий, но справедливый? – уточнила я.

— Тяжелый и ленивый, — уточнил собеседник.  Есть проблемы: условия страхования байкеров очень дорогие. У меня сын, и он в меня: экстремальщик. Я думаю, как в нем смягчить эту страсть к экстриму. Тех, кто ездит на мотоциклах порядка пяти тысяч человек, а тех, кто прыгает с парашютом порядка двадцати тысяч. Мотоциклистов за прошлый год погибло четыреста, а парашютистов – ни одного. Парашютный спорт – безопаснее. Экстрим экстриму – рознь… 

Перед панихидой выступил Юрий Попович, автор идеи и глава благотворительного фонда «Память погибших байкеров».

— Выезжая на трассу, не теряйте контроль, вас ждут родители, жены, подруги, у вас есть и еще должны быть дети. Сейчас это место станет для нас святым, вы сможете остановиться и на колонне написать имя байкера, который от нас ушел. Во время ежегодной покраски памятника мы будем списывать эти имена, и писать их выше. Этот монумент должен нас всех объединить. Чтобы не было разладов в нашей семье. В жизни бывает горе и беда, но запомните: то, что произошло, это или испытание или наказание. Загляните в себя: если это наказание, значит ты его заслужил, если испытание – не расстраивайся – живи дальше, пройдет. 

Позже в разговоре с нами Юрий Попович признался:

— Здесь люди из Польши, России, Молдовы, Англии. Для того, чтобы закончить памятник, выкупить бронзу я продал свой второй мотоцикл. Я вручал благодарности директорам предприятий, которые давали мне технику, чтобы я для памятника руками котлован не копал…Только на создание и установку нужно было сорок тысяч долларов. Ребята сдавали.

Панихида закончилась. Байкеры разъезжались… Последние из отъезжающих возложили к памятнику цветы и написали имена погибших товарищей…

Маша Мищенко

 

Заказать тур

Заказать тур








Наверх